13:08 

Отчёт, день второй.

Izamira
Лети как ветер, падай как дождь, поднимайся как трава || Спаси и сохрани
От Светлячка. Ужасно много буков. Хотела короче, но не получилось ((( Кошмар. Зато подробно.
Утро второго дня началось с побудки. И какого чёрта нас будит вожатая второго отряда? У нас целых два вожатых, а будит нас она. Что ж это такое?! Саша сидит тут же, в рекреации и улыбается, как кажется, даже мечтательно. Если бы не завтрак - ни за что бы не встала. А завтрак позитивен - хлопья со сгущенкой, ням. И кофе, наконец-то! Вкусное, со сливочками. Жизнь прекрасна! На меня косятся, смотрят чуть завистливо на то, как я радуюсь. А чего бы мне не радоваться - я живая. Да и никак не могу избавиться от ощущения, что всё, что было вчера - сон. Хоть ты тресни, а серьёзно не воспринимается. Однако же Яна куда-то пропала, и Хиро не видать, зато Мелисса появилась, однако, как она говорит, ей скоро снова в больничное крыло - у неё очередное сотрясение мозга. Как это случилось она не помнит. Позавтракав и погуляв с подругами, направилась в медпункт. Надо же узнать, чем дело вчера закончилось. Оказывается Яна ушла сегодня рано поутру за помощью, а вчера умер Энри Умбра. Всё-таки попали... Черт, как-то не по себе становится... В процессе разговора вспомнили о Звереве. Как он там, цел после вчерашнего? Пошли проведать. Беглого взгляда мне хватило. Отгрызенная голова и рука. По стеночке, за дом. Там, в кустах, меня стошнило. Зачем я съела двойную порцию?.. Трясёт, и от одного воспоминания снова тянет под кустик. Я думала, что спокойно отношусь к ранам и виду крови, но это... это труп. Господи... Немного успокоив нервы прогулкой и чаем (на еду даже смотреть тяжело), обнаруживаю совсем рядом кошку. Вспомнив пожелание Александра Ивановича, чтобы кто-то принёс ему одну из этих живностей, чтоб посмотреть - не перекинется ли она в кого ночью, выхожу на охоту. Кошка даётся в руки легко, но вот после того, как я обмолвливаюсь, что собираюсь отнести её к врачу, начинает царапаться и кусаться. Ничего, куртка плотная, свитер толстый, не прокусит. Словно в ответ на мысли, кошка изворачивается и до крови кусает за кисть. Морщусь и терплю, ничего, ко всяким царапинам я привычная. Рядом идёт какой-то парень из второго и предлагает понести кошку. Да ну нафиг, подозрительный он какой-то, ещё утащит кошку куда-нибудь, ищи её потом. Кошка громко орёт, я перехожу на бег, и тут на меня выпрыгивает чёрный кот. Царапает меня за руку и вместе с кошкой убегает. Чёрт, больно! И ещё так неудобно - раны на сгибе руки, я же её потом какое-то время даже согнуть не смогу. Навстречу идёт доктор. Вовремя. Идём к нему, там мои раны обрабатывают. Задание "принести кошку" отменяется. Нет, ну это надо же! Кот - сильнее меня! В голове не укладывается. Точно они оборотни! Вон вчера какие-то дети приходили, парень в коже, а девушка в плаще, он - чёрный, она - рыжая. Вот наверняка же кошки были, только в людском облике.
Теперь на танцы мне попасть не судьба, а ведь так хотелось... Но не с такой рукой, да и слабость по всему телу, какие тут танцы? И всё таки пошла - хоть посмотрю. Устроилась в кресле, осторожно положив руку на подлокотник. От любого движения болит, зараза. Голова кружится... Пришёл кот, манит меня лапой. Нет, это не глюки, он точно оборотень. Несколько мгновений сомневаюсь, корча ему недовольные рожу, а он, зараза, улыбается. Любопытство оказывается сильнее чувства самосохранения, иду за ним, по пути обранивая фразу, что если он сейчас заговорит, я не удивлюсь. Он говорит. Как и обещала - не удивляюсь. Почти. Разобравшись со взаимными претензиями (я признала свою вину, ибо всё же было насилие над личностью, я ведь догадывалась, что кошка не простая), он приглашает меня поговорить. Вопросы так и рояться в голове. Еле умудряюсь их сдерживать (то есть, почти умудряюсь). Кот, которого, как он сказал, зовут Трей, рассказывает мне красивую историю про народ атлантов. Оказывается, у них тут город был, один из многих. В общем, история красивая, там и древние цивилизации, и войны, и обряды, и проклятья... Про такие книжки писать надо. Может я этим когда-нибудь и займусь. В середине рассказа приходит девочка из первого, Кристина. И начинает мне рассказывать про этих же самых котов, но в её истории они почему-то викинги. Смекаю, что кто-то знатно всё переврал, хотя большая часть рассказана верно. Активно пытаюсь историю высмеять, хоть и понимаю, что выдаю себя с потрохами - это ненормально для меня смеяться над такими историями, сейчас бы мне внимать, развесив уши... Но на меня смотрят коты, и от того, что я скажу, зависит, будут ли они мне доверять. Наконец, Кристина уходит, зато приходят Юля с Алёной. Шепнув котам "потом договорим", ухожу с подругами. При первой возможности покидаю друзей и вновь разыскиваю котов. Они досказывают мне свою историю и просят побыть для них жертвой, будет больно, но не смертельно, и даже инвалидом не стану. А почему бы и не помочь? Атланты - это же круто, вымерающий вид можно сказать. Но в ответ додумываюсь попросить себе приятное. У меня всего две просьбы: я хочу пережить эту ночь, и хочу быть ближе к миру сверхъестественного. Коты берутся попросить нежить меня не трогать и провести надо мной ритуал, позволяющий видеть ауры. Я же берусь предложить побыть жертвами Юле и Алёне (для ритуала нужно три девушки - и это как минимум). После некоторых перепетий оказывается, что Юля не подходит, зато Алёна соглашается. Третью девочку находят во втором отряде (кстати, оказалось, что они там почти все с демонами ходят, и им тоже ритуал нужен, чтоб демонов изгнать. Совсем как маленькие - всё попробовать тянут. А потом мяются: вселить демона, выселить демона...). Отправившись на очередную прогулку, натыкаюсь на учителя танцев. Андрей? Кажется, так. Он спрашивает, что мне известно о происходящем. Да до фига! Вслух я этого, конечно, не говорю. Он просит поделиться информацией. У меня взрывается мозг. Я даже от друзей сейчас информацию утаиваю, боясь скорее повредить ею, нежели помочь, а тут какой-то совершенно незнакомый человек. Я уже нашла шаткое равновесие в распределении информации между друзьями, среди которых и нечисть, и хантеры, и просто люди, и включать в эту схему ещё кого-то? Да я же его совсем не знаю. Может он пойдёт войной на нечисть, или наоборот - на людей. Зачем мне такое счастье? Он предлагает поделится информацией в ответ. Господи, куда мне ещё больше? Она и так уже из ушей лезет. Он говорит, что его информация может помочь мне пережить ночь. Но, благодаря Трею и Глефе, я и так её теперь переживу. Да и есть более простое объяснение моего нежелания - такое чувство, что этот Андрей интригует. Не люблю интриганов. Если уж и делиться инфой, так с таким же раздолбаем, как и я. Кстати об интриганах, подошли мы сегодня с Хиро (да, он нашёлся) к директору, пытаясь понять, что же он за птица, сказали, что хотим научиться интригам. Он нас вежливо послал, сказав, что мы сначала должны найти тех, против кого интриговать, объяснить, зачем нам это надо и чего мы хотим добиться. Ох, задачка. Есть два человека, которые мне не нравятся - вожатая второго отряда, Ангелина и девочка Кристина, но чтобы интриговать против них и желать зла? Это что-то немыслимое. Не могу. Так вот, возвращаемся к Андрею. Так он ничего и не добился. Потом ещё был разговор с Лией, Алёной и Юлей, когда я таки рассказала всё, что знала - не могла я их держать в неведении, всё-таки они мне друзья. Лие пришлось вернуть статуэтку. Боязливо - вдруг она её выкинет, что я лисе скажу? Но нет, вроде не выкидывает, хоть и не возвращает. Может и обойдётся.
Время подошло к обеду. На обеде выяснилось, что директор застрелил Еву. Она изображала синелицего, что тут временами появляется (даже я его видела), хихикала, обман был шит белыми нитками, а он выстрелил. Как такое может быть? Вот Ева только недавно была рядом, кушала с нами, кидалась бумажками во второй отряд, и меня подбила... И её больше нет?! Как в это можно поверить? Что же за зверь такой, этот директор? И тут он является собственной персоной. Говорит, что не выпустит нас отсюда до завтра, якобы для нашей же безопасности. И тут у двоих начинается припадок. Они бегают, толкаются, потом падают и стонут от боли. Одного из них, девочку, Саша хочет связать. У меня есть веревка, но руки не слушаются, и я её только запутываю. Веревку ему даёт кто-то ещё. Эта девочка в каком-то иступлении хватает меня за ногу. Еле вырываюсь. Остаться здесь?! Выпустите меня! Снаружи хотя бы убежать можно! А тут припадочные и нечисть - они же нас ночью всех пережут! Меня начала захлёстывать паника. И не меня одну. У хулигана из первого откуда-то взялся пистолет. У директора тоже пистолет; он, и ещё двое загораживают выход, никого не пуская. Ищу взглядом что-нибудь тяжёлое. Я буду защищаться! Выпустите меня! Раздаётся выстрел, директор оседает. Какой-то парень рядом, схвативший палку (кстати, ту самую, которую я притащила, чтобы достать из-за фортепьяно масло), оглушает стрелявших. Кровь, страх. Дети струйкой просачиваются на улицу. Я с ними. Нам говорят оставаться на месте. Да пошли вы к чёрту! Бежать! Бежа-ать!!! Желание совпало с необходимостью, с ещё несколькими детьми бегу за врачом. Хочется кричать и трясти кого-нибудь за грудки с вопросом: "Что же здесь, чёрт подери, происходит?!?!". Хочется материться, помню папа как-то навернувшись с крутого склона прямо с рюкзаком говорил много таких слов, но сейчас я их не помню. Как же страшно! Даже не помню, я ли нашли доктора или кто ещё, но когда я вернулась к шайбе - он уже был там. И коты. Они спокойны, спрашивают, готова ли я к ритуалу. Да, к чему угодно, только бы подальше отсюда. С трудом нахожу Алёну и идём. К нему уже всё готово - звезда начерчена, вода есть, как и кровь нечисти, которую нам дала Екатерина, руководитель кружка рукоделия. Она внезапно оказалась русалкой. Это так здорово!
Ритуал прошёл хорошо, мне даже не так уж и противно было пить кровь нечисти (я у бабушки пробовала (в тайне от неё, конечно) свежую кровь кур и свиней - гораздо противней). Коты светятся золотым, говорят, что это свет источников. Потом они объяснили значения аур.
Яна вернулась! Поход оказался безрезультатным. Бедная, приходит, а тут такой ужас. Директор убит, секретарша повесилась (куда же делась Алёна? Я за неё волнуюсь)... Бросаю случайный взгляд на доктора. Эй, а это ещё что?! Когда он успел? Или он всегда был нечистью?!?
На мои вопросы он отвечает честно. Нет, не всегда. Нечисть он с этого утра и зовут его теперь Безликим. От доктора осталась только память, не чувства. Чувств вообще нет, кроме разве что довольства жизнью. Я не могу до конца осознать, что это значит. Но ведь память осталась, значит, доктор жив? Или нет? Ну, или хотя бы часть его... То есть Безликий по сути тот же доктор и ещё несколько человек? Наверное, так. И странно, он ведёт себя как обычно, не вижу разницы. Если бы не видела ауры и не поверила бы.
Нашлась Алёна. У неё истерика. Что делать? Напоили её кофе, вроде немного успокоилась. Оказывается её маму убил синелицый. Черт, не верю, он же никого не убивает. Но Алёна видела своими глазами... Теперь Алёна совсем одна. Лия и я предложили ей жить с нами. Я уверена, что смогу уговорить папу. Даже если придётся закатывать истерики и грозится самоубийством или применять другие нечестные приёмы, хотя думаю до этого не дойдёт. Какое-то время мы с подругами старательно не теряли Алёну из виду, а потом она внезапно сошлась с Треем. Успокоилась, заулыбалась. Хорошо.
Болтаясь без толку по лагерю я наткнулась на новую уборщицу. И она светится как нечисть. Подошла, поинтересовалась, кто она, и услышала историю про то, как человек, ребёнок, запытал мирного демона, что пожирал болезни, помогая людям выздоравливать. Внутри что-то то ли треснуло, то ли лопнуло. Страх, огромный, придавливающий к земле. Не неведомого, не злобной нечисти - людей, что убивают и пытают не ради выживания, а просто так. Мне даже не представить причин, ради которых они это делают. Этот рассказ стал чем-то вроде обуха по голове - самого тяжёлого за последнее время. Захотелось заплакать, но слёз не было. Трясёт, холодно. И я - человек?! Такой же монстр, как и они? Пытающий людей, стреляющий в них, пыряющий их ножом... кровожадная тварь, которой всё мало? Человек... Говорят НЕЧТО охотится за нами потому что мы пролили кровь на священной земле. Как я его теперь понимаю. От ТАКОГО надо избавляться, и чем быстрее, тем лучше. Только нечисть жалко - они ни в чём не виноваты, они убивают из-за своей природы, да и то убивают лишь единицы. Они гораздо лучше - честнее людей. Кроме страха наваливается вина. Неужели я такая же, как и другие??
Вокруг стали появляться люди, они о чём-то говорят, но я не слушаю. Я села рядышком под дерево и достала записную книжку. Может, если я выскажу то, что чувствую, на бумаге мне станет легче или я хоть что-нибудь начну понимать? Строке на десятой меня схватили за руку и потащили в заброшенную хижину. Мне даже почти не страшно. Но зачем туда? Разве это место не для шабаша, куда вмем, кроме одного смертного, путь заказан?
Темно. Прохожу сквозь какую-то ткань и оказываюсь в маленькой комнатке. Тягуче-тревожная музыка. Неожиданный свет фонарика. Напротив меня стоит синелицый, я его узнала, а по левую руку висит девочка из первого... Марина. Плохо выглядит, но ран не видно. Хотя висеть, наверное, больно... (тут случился некоторый лаг, ибо предпологалось - что видишь, то и есть, т.е. девочка просто прикована к стене, и то, что она висит оказалось понятно лишь когда об этом стала спрашивать Мелисса, которая пришла после меня). Синелицый протянул мне обычный поэтиленовый пакет, в нём оказалось две бумажки: одна с вопросом "Что ты делал вчера?", другая пустая. Я уж приготовилась писать сочинение, как оказалось, что отвечать нужно устно. А что я делала? Дособирала сумку, потом метро, электричка, автобус этот дурацкий сломавшийся, потом наконец-то лагерь, линейка, поднятие флага, но это ведь уже вечер... Получив ответ, синеликий протянул мне кинжал:
- Выбор твой очень и очень прост: либо ты убиваешь - и уходишь отсюда, либо остаёшься здесь навсегда.
Я плюхнулась на пол. Марина сразу же предложила её убить, ибо она устала, её больно, и вообще она жить больше не хочет. Внутри же зрело ощущение, что это испытание. Пролить ещё крови на их священную землю? Нет уж! Хватит! К тому же... убить... стать такой, как тот, что запытал медсестру? Нет, никогда! Ни за что! Я не хочу быть похожей на людей! Моё риторическое: "А кормить здесь будут?" проигнорировали, да, в общем, ответа я и не ждала. Остаться, значит, остаться. Может я здесь и умру, но зато смогу умереть с чистой совестью - наверное, это тоже не мало. К тому же я ещё надеялась выжить - ведь все остальные из заброшенной хижины возвращались... Выдав свой ответ: "Я остаюсь", я попыталась освободить Марину, но меня тут же оторвали от неё и повесили напротив. А ведь я достаю пола! С трудом, но достаю! Синелицый поднял нож и ранил Марину в левое плечо, потом тоже самое сделал и со мной, только в правое. Ар-р-р, больно же! Висеть стало гораздо менее комфортно. А ещё тут жарко, пот катится просто градом. Я с трудом осознавала ситуацию. Я здесь умру, прикованная к стене? Как такое может быть? А как же коты? Я ведь обещала им помочь... Пожалуй, это единственное моё незавершенное дело, и за него почему-то обидно. В отместку я начала болтать. Они что, ждали, что я буду умирать молча?! Обойдутся. Я прошлась и по теории со священной землёй, и по теории, что это на самом деле инопланетяне, посмеялась и в то же время возмутилась над пакетиком. Устроить такую пафосную атмосферу и запороть её каким-то пакетиком? И ему не стыдно? Ему было не стыдно, он стоял как каменный, даже не шелохнулся. Также я пообижалась на то, что музыка закончилась. Я хочу висеть с музыкой!.. И вообще, тащут в хижину одних девушек, а спрашивают "что ДЕЛАЛ". Не порядок!.. Я чувствовала, что меня понесло. Наверное, это была истерика, но мне было даже весело. А потом привели Мелиссу. Она прошла ту же процедуру, что и я, и получив выбор, плюхнулась на пол точно так же, как и я минут десять назад. Она узнала от меня, что если отказаться, подвешивают рядом и начала размышлять вслух. Мне же выдали в руки фонарик и я стала светить им на синелицего. Чёрт, а он мне нравится! Так колоритно стоит... О чём я и сказала. Мелисса, перебинтовав нас, и пощупав синелицего, начала спрашивать меня какую нечисть я знаю, чтобы как человек, но холодная. Я предположила зомби, вампира, голема - что-то на ум больше не шло. Потом предложила поискать у синелицего кнопку. Мелисса послушалась, и стала резать ему плащ, но он оттолкнул её. Я посмеялась, что стриптиза нам не будет. А ведь жалко умирать, ни разу не увидев стритиза. Я даже предложила вместо шеста себя... Ноль внимания. Точно голем какой-то. И фраза всего одна - запрограмированная, видать. Ещё я просвятила Мелиссу насчёт аур, а точнее её отсутсвия у этого конкретного существа. Развила глубже теорию инопланетян и экспериментов. В общем, говорила всё, что придёт на ум. Было весело, только вот цепи всё глубже врезались в кожу. Пошутила и на этот счёт, говоря, что когда станет слишком больно - потеряю сознание. По крайней мере, когда мне года три назад лечили сломанную руку, я это сделала, и этот расклад меня радует. Я хочу жить и буду висеть столько, сколько понадобить. Марина моего оптимизма не поддержала, прося убить её. Я осветила помещение. В нём было всего три угла, в двух были мы, в третьем - синеликий (какой он всё-таки симпатичный!). Я обратила всеобщее внимание на то, что цепей в комнате больше нет, да и комната не настолько велика, чтобы запихивать сюда весь лагерь, так что либо здесь будет кровавое месиво от столпотворения, либо нас выпустят (или убьют - как повезёт). Однако Мелисса решила по своему - внезапным движением она перерезала Марине горло. Я даже не почувствовала сожалений, лишь облегчение - не я. К тому же я пребывала в странном состоянии, наверное, именно это называется "изменённое состояние сознания". Смерть была близка и всё, на что я была способна - смеяться над ней и любоваться ею (последнее относилось к синеликому, хоть я не была уверена, что он способен кого-то убить). Мелиссу приковали на место Марины. Я так и знала! Вися вместе, мы начали гнать на пару. Единственное, что я хотела - вызвать хоть какое-нибудь чувство на лице синеликого, поэтому шутки над ним становились всё более злыми, я даже попыталась его пнуть. В итоге он отобрал у меня фонарик и положил мне же в карман. Я почувтствовала прилив уважение и умиления... заботливый. Всё, что нам удалось выжать из синеликого - то, что он помотал головой, не успевая на нашими мыслями. Но меня порадовало и это. Возможно, он надеялся, что мы замолчим, но я уже настроилась на то, что не заткнусь, пока у меня не отвалиться язык. Последнее, над чем мы посмеялись - что мы теперь знаем оба варианта и можем подсказать. Зря мы сказали это вслух... Наша болтовня прервалась лишь когда начала открываться дверь - нас банально оглушили. (следующая девушка, получив право выбора точно также, как и мы плюхналась на пол. Мы просто олицетворяли присказку: "Будем проще - сядем на пол" ))) )
Очнулась я в медпункте. Голова просто раскалывалась, плечо болело. Не дожидаясь, пока меня подлатают, меня утащил из медпункта Трей. Ритуал должен был вот-вот начаться. Эта сволочь тащила меня как мешок с картошкой, и это с моей-то больной головой. После некоторых возмущений, меня подхватили за талию. Плечо всё равно болело, по факту того, что я двигаюсь, но хоть голову ломить стало немного меньше. Меня притащили к озеру и усадили на каменный фундамент. На снотворное, что нам должны были дать я смотрела с вожделением - тогда бы голова перестала болеть. Однако принимать его ещё рано, а остальные задерживались. Мне становилось всё хуже. Тело пыхало жаром, однако было холодно, меня бил озноб. Рана снова открылась, и теперь болела ещё сильнее. Кажется, она собиралась воспалиться... Как оказалось, ритуал откладывается, меня потаскали туда-сюда, я с трудом сохраняла сознание, а потом на нас наткнулся доктор. К тому времени я воспринимала мир, как сквозь мутную пелену. Голова раскалывалась, рану жгло болью и огнём, меня знобило, ноги не держали. Доктор, увидев такое дело, не слушая протестов, утащил меня в медпункт. Там он обработал рану (ш-ш-ш, спи-и-ирт, жжётся!), и дал мне выпить сока. Кажется, от него пахло спиртом... Голова стала легче и почти перестала болеть. Рядом, на кровати, лежал труп Марины. Я смотрела на неё и не видела. На другой кровати лежала Мелисса без сознания. Потом мне ещё раз перевязали рану, труп унесли, и легла на освободившееся место. Будь я здоровее, я обратила бы на это внимание, но сейчас... Доктор ушёл, оставив мне инструкцию - выпить горячего чаю через 15 минут. Прождав эти 15 минут, едва не уснув, я сумела таки справиться с чайником (почти пустой, он весил, наверное, тонну), мысль о том, чтобы сходить за заварочным пакетиком я отвергла как невыполнимую - я даже приподнялась с трудом. Но в кружке видимо что-то было. У воды был привкус, как будто в неё добавили лимонную кислоту. Справившись с чаем, я легла и заснула. Коты, если я им нужна, придут за мной сами, я же даже встать сейчас не могу без чьей-то помощи...
Разубдила меня весёлая гурьба. Ввалившись в медпункт, они распределились по кроватям, подвинув нас с Мелиссой. У моего изголовья сел какой-то демонёнок с красным лицом. Я даже сама немного удивилась своему спокойствию. Подумаешь, ещё нечисть. У меня всё равно нет сил удивляться... (по игре в тот час у меня вообще была сила -1). Вскоре почти все разбежалисть, остался только двое мальчиков из старших отрядов, причём один без руки. И тут внезапно здоровый утащил раненого, а мне сказал, чтобы я молчала, иначе меня убьют. Я проводила их осоловелым взглядом, так и не поняв, что происходит, или же не пожелав понимать. Потом вздремнула ещё. Когда проснулась, ещё никого не было, зато силы частично вернулись. Пошатываясь, я отправилась на поиски котов - может я ещё могу им помочь... На озере их не оказалось, в корпусе тоже. Зато здесь я встретила Юлю, которая сказала мне, что всё уже прошло и всё хорошо. Стало как-то неловко - за то, что я так и не выполнила своего обещания, и обидно - за то, что за мной не пришли. Чёрт, я даже встать не могла! Что я, ради того, чтобы меня проткнули ползти должна была?!
На месте не сидится, что-то гонит вперёд. Встретила в коридорах дракона в человеческом обличье. Красивый, но мне сейчас всё равно. Да и пафосный он какой-то. От пафосных лучше держаться подальше. Гуляя, я чувствую, что устала и опустошена. Внутри меня поселилась какая-то обречённость. Понимаю, что надо встряхнуться, но ничего не получается. Иду к озеру. Никого нет, но озеро и небо что-то красиво подсвечивает с другого краю. Любуюсь, чувствуя как меня немного отпускает. Чуть не засыпаю. Когда иду обратно втречаю Кристину и того парня, что обещался меня убить, если я проболтаюсь. Спрашивают, не страшно ли мне одной на озере. Нет, не страшно. Тут красиво. Спрашивают, не сказала ли я кому про похищение. Нет, не сказала - некому было, да уже и не хочется. Уже сейчас начинаю понимать, что, если выживу, все тайны, что были созданны здесь, на берегу Красного Озера, останутся тайнами, общество ничего не узнает, ни про жестокость людей, ни про нечисть. А вот и она, кстати. Мои собеседники побежали, а я осталась стоять, провожая усталым и печальным взглядом жертв и охотников. (ещё один случай игрового везения - люди хотели меня убить, а нечисть - спасла). Иду к корпусу и встречаюсь там с новой нечистью - как потом выяснилось ши по имени Ллейр. Его достали и обидели люди. Понимаю. Им дай пальчик - руку откусят. Ходим по лагерю, болтаем на отвлечённые темы. Он красивый и какой-то совсем родной. С ним хорошо и спокойно. Хоть усталость и не прошла, всё равно в его компании гораздо легче шутить и улыбаться. А ещё он забавный - мы вместе подслушивали под окошком медпункта, даже Вирна к нам присоединилась - вот чудо. Ллейр поскрёб когтями по стеклу. Шутников пошёл разыскивать сам Безликий. Весело! А ещё Безликий милый, его хочется погладить. Когда всё устаканилось, снова подслушиваем под окном. Меня замечают. Безликий приближается тяжёлым шагом, смотрит сверху вниз... Я ему машу и рот до ушей. Всё-таки с Ллейром весело. Он клёвый. Потом мы включаемся в какие-то серьёзные обсуждения. Говорят, что синеликий и серебрянные и золотые маски - это лишь функция, призванная отомстить за некоего Петю Орлова. Мне больше нравилось думать, что эти нечта защищают святую землю, но взрослым, наверное, виднее. Потом, уже другая группа, обсуждают какой-то кровавый ритуал. Взрослые, рядышком, полны энтузиазма его не допустить, но ничего не делают, только болтают. Ну их. Снова пошла гулять. В какой-то момент меня нагнал Ллейр, а потом мы снова разошлись. Жаль. С ним хорошо. В процессе скитаний вновь попала в корпус. Там появилась золотая маска. Носится, серпом махает, а над ней все смеются. Мне что, одной её жалко? Она выглядит так глупо и беспомощно... И говорят, что всё это одно, а синелицый мне гораздо больше нравился, в нём чувствуется достоинство, а в этом - дурь. Хотела погладить маску, порезалась слегка о её серп. Потом на неё напустили мыльные пузырики, а она начала их лопать серпом. Тут уж и я не выдержала, засмеявшись в голос - слишком уж зрелище потешное. Маска обиделась и исчезла. Потом сидели в рекреации и долго болтали и думали ни о чём. Скучно. Глянула на часы. Четыре ночи! Пойду-ка я спать, ничего интересного не предвидется, а завтра нас вожатые обещали поднять в 10 утра.
Вот я и пережила эту ночь.

@темы: отчёты

Комментарии
2010-08-28 в 14:01 

George Banks
Serial cleaner
Медпункт, разговор про нечисть. "А откуда ты столько знаешь о нечисти?" ... - "Мне рассказали..." - "Кто??" - "Ммм... Я не могу ее выдать, она моя лучшая подруга..." *пауза полторы секунды, подруги выразительно смотрят друг на друга*

2010-08-28 в 14:19 

Izamira
Лети как ветер, падай как дождь, поднимайся как трава || Спаси и сохрани
George Banks, :-D
Так я и научилась играть блондинок :gigi: И маленьких детей.

     

Красное Озеро

главная