15:53 

"Красное озеро", ужастик в двух сериях. Отчет об игре.

You don’t have a soul. You are a soul. You have a body.(с)
Ой) Совсем забыл, что дневник закрыт. Незадача вышла >< ))

Пожалуй, все-таки напишу и я. Не о неадеквате, о нем все уже сказали за меня, а если нет, то еще скажут. А так, обо всем, что в голову взбредет.
Warning: Писать традиционно не умею. События в хронологическом порядке восстановить очень сложно, поэтому на нарушения хронологии не обращайте внимания. Часть того, что стоило бы упомянуть, я не упомянул, но переписывать уже сил нет. И вряд ли будет.
В некоторых местах мнение и восприятие ситуации игрока и персонажа расходится. Я писал мнение персонажа.
Ши собран по различным канонам и художественным произведениям, за вменяемость истории не отвечаю.

Серия 1: Энтрери
Меня зовут Энтрери, Энтрери Умбра, и я – уникальный гибрид вампира и бруксы. Чудом выжившая и не способная к продолжению рода особь, о чем я, в сущности, даже не задумываюсь, мне всего четырнадцать лет. Я только теряюсь, когда другая нечисть спрашивает «кто ты?». Я не знаю, что отвечать, названия вида не существует.
Последний год мы с Вирной общаемся с людьми – мама сочла, что это необходимо, что нельзя столько времени довольствоваться только редкими вылазками в человеческий мир и человеческие города. Не знаю, мне сложно судить. Нам никогда не было скучно вдвоем.
Мы все еще не любим попадать в непривычные, новые места, и подчиняться незнакомым людям нам совершенно не нравится. Особенно если они норовят к нам прикоснуться, или что-то требовать от нас. Поэтому мы держимся вместе и только вместе, к тому же, мы не особенно хорошо говорим по-русски, поэтому никто из детей, кажется, не проявляет к нам особого интереса. Не срабатывает даже то, что мы иностранцы, в отряде есть еще мальчик-японец, который гораздо охотнее идет на контакт… Ну и ладно. Нам, в общем, не скучно и доставать вожатых. А еще – слоняться где не просили и совать нос куда не надо.
Нам не скучно. Все смотрят на нас странно – мы с Вир очень похожи, а еще и одеваемся одинаково, так, что нас практически нельзя различить. А то! Мы старались. Нас даже мама и папа до сих пор путают. Это все эпатаж, нам нравится так делать. Точно так же, как и акцент в нашей речи, корявый и не особенно похожий на чешский. Та самом деле мы отлично изъясняемся на русском. И понимаем не хуже, но прикидываться и развлекаться слишком интересно, чтобы отказываться от этого. Иногда я забываюсь и заговариваюсь, начиная говорить на чистейшем русском языке. Но редко. Когда волнуюсь и забываю следить за речью.
До вечера мы делаем, что хотим. В этой местности есть источники, и они нам нужны, но мы решаем поискать их попозже. В отличие от другой нечисти мы можем перекинуться – и подзарядиться – и днем, но Вир превращается в большую летучую мышь и днем этого лучше не делать. Мама нам голову оторвет. А незаметно не получается. Она достаточно большая, чтобы поднять меня, если что. Если опять засветимся – мама голову оторвет. Она так и пообещала. Голову оторвать и обо всем рассказать папе.
Ходить с когтями это нам не мешает. Если их не переворачивать, они выглядят не более, чем экстравагантным маникюром. А в истинном облике, хоть и не полном для Вирны, нам удобнее.
Мама говорила, что это нормальный, приличный лагерь, но вокруг происходит что-то странное. Говорят, что кто-то умер, говорят, что-то еще странное. Нас никто не хочет посвящать в детали, но все это кажется дурной шуткой, потому что дети из отряда, в котором был этот самый умерший мальчик, как-то совсем спокойны. Словно ничего не произошло. Потом мы видим как этот мальчик вполне живой и разговаривает с нашей вожатой.
Когда его выпускают из лазарета, лица видящих его перекашиваются. Он что, действительно умирал?
Говорят, еще убили охранника. Не понимаю, зачем. Нельзя убивать тех, кто не еда. А они разве были еда?
Плюем на все и запираемся в комнате. Что бы за чертовщина ни происходила, мы с Вирной сами – изрядная чертовщина, так что ничего не знаем. Все как хотят, а мы будем готовиться к дискотеке. Мы сюда отдыхать приехали. А трупы.. А что трупы? Наш папа вон тоже когда ест всегда людей убивает. Это мама говорит, что людей убивать нельзя. Заодно, пока готовимся, не отвечаем на стук в комнату. Может, наши вожатые нас потеряют и будут искать? Пусть поволнуются. Они противные. Требуют чего-то, за руки хватают, ну их.
По пути к столовой, в которой дискотека, мы явно производим фурор. Да, она такая, моя Вирна, если ее переодеть. А внутри… Нам становится жутко. Такого ненормального, неестественного веселья мы никогда не видели. Это страшнее, чем оживший-воскресший мальчик. Это намного страшнее. Выбираемся, хватаясь за голову – громкая, резкая музыка отдается в висках болью. Единственная правда из нашей медкарты, у нас действительно бывают мигрени. Мы хотим побежать за взрослыми, но взрослые вот они, уже идут. Оказывается, это наркотики.
А чем дальше, тем более жутко на это смотреть. Но там – Гелла, вожатая, не наша, правда, но единственная, кто не стала на нас кричать и ничего от нас требовать. И заставлять не стала. Просто попросила. Сейчас она не просит, но, наверное, надо помочь. Мы можем. Вир сразу предлагала, но я сомневался. Нас родители предупреждали, чтобы мы не лезли. Куда нас не просят. Но там же Гелла! Гелле надо помочь.
И мы помогаем. Прочищаем сознание всем, кто попал под действие наркотика. Не глядя и не задумываясь, что мы маленькие еще. Что нам надо делать это или медленно и много, или быстро – но тогда не на такую толпу. Последним мы снимаем эффект вожатому, и непонятно, как у нас это получается. Вместо веселого распевания мы выдавливаем из себя слова, кое-как сохраняя мелодию. Но на что-то более длинное мы не способны уже.
Потом нас ведут к источнику. Мы еще маленькие, нам страшно, нам нужно, поэтому ведут даже в темноте. А от усталости проявляется даже то, что обычно не мешает и почти что не существует. Свет режет глаза, нещадно болит голова и не выходит даже выпустить когти. Вирну просто шатает. Она в маму пошла, ей не больно от белого света.
А потом, когда мы выходим от источника, нам становится страшно. Действительно страшно. Потому что непонятные существа не пускают девочек с пирса, а нас прогоняют. Нам страшно. Мы бежим за Геллой, мы не можем ничего сделать. А дети толпой бегут туда, откуда мы убежали. Не нечисть, обычные дети. Они понимают вообще, что творят?
Я перестаю понимать, куда мы попали. Дети не боятся мертвых. А я помню, когда я увидел свой первый труп, девушку с развороченным горлом, мне несколько дней снились кошмары, а когда увидел – меня рвало и трясло. Я, правда, маленький был еще. Но они – они ведь тоже не очень большие!
Я боялся не нечисти, хотя и ее тоже. Кошмаром было происходящее вокруг. Дети, не боящиеся нечисти. Дети, обсуждающие убийства и ритуалы так спокойно, словно это компьютерная стрелялка. Раненые, бегающие как будто им ничего не сделали. Администрация, ничего не делающая, охрана, куда-то пропавшая. Вожатая, которая сначала прогнала детей, перепуганных детей, которым страшно было в корпусе, и которые решились выйти к взрослым. Глупых маленьких детей, уставших, испуганных и доверчивых, не знавших об охотниках на нечисть, и вышедших в человеческом своем облике.
А потом нас убили.

***
Серия вторая: Даниил
Мое человеческое имя – Даниил Надаль. Большую часть жизни я занимаюсь бальными танцами и в этом году пара Даниил Надаль – Кристина Калиновская заняла второе место в чемпионате России по европейским танцам в возрастной категории Молодежь (A+B класс). Меня отправили в лагерь против моей воли – отдохнуть и восстановиться, но этот лагерь я выбрал сам, пропускать возможность поехать в редкое место, где открываются сразу столько источников, не стоило. Однако, лагерную романтику я имел в виду, поэтому первое время я просто бродил по лесам вокруг, не приближаясь, но выходить просто так не хотел. Но все же пришлось. К тому же… Я не очень хорошо переношу одиночество.
Моя ночная, она же – истинная, ипостась – Ллейр, неблагой ребенок-Ши, принц без королевства. Я был подменышем, но я сумел отыскать вход в волшебную страну, и сумел принять свою настоящую суть. Я фейри. Но фригольд моего настоящего отца был разрушен вместе с его королевством, уничтожен людьми и банальностью, которую они принесли. Я терпеть не могу свой человеческий облик, слишком грубый, слишком неловкий, что бы там не считали окружающие его-меня люди. Я выхожу к людям, а попадаю в бардак. Бардак, меня изрядно пугающий, потому что директор, стреляющий в девочку – это страшно. Потому что всех собирают в одном месте и начинается паника. Потому что шабаш, который должен был состояться вчера, еще не проведен. Потому что… много почему.
Я жду. Я терпеливо жду ночи, не попадаясь и не выдавая себя. Пишу на стенах всякое. Правда, всякое. Первое, что в голову приходит. Некоторые надписи стирают. Некоторые – поправляют, пытаются засмеять. Ничего, я подожду ночи. Я подожду.
Ночью уже все знают о существовании нечисти. Можно ходить в своем истинном облике. И пугать окружающих. Это забавно. Я обещал не причинять им вреда.. Но я же их и пальцем не тронул!
Я не обещал не запугивать детей, рассказывая им о том, что обсмеянные ими надписи – это подсказки. Ну и что, что писал их я? О последнем можно и не говорить. От них восхитительно пахло страхом, болью и осознанием ужаса собственного поступка.
Я не обещал не стоять и не улыбаться нехорошо. И не обещал не показывать когти и не требовать крови. Я хотел есть. Мне, в общем, достаточно было нескольких глотков, чтобы перестать бросаться на окружающих. Но хотелось – больше, больше! Я больше суток не пробовал крови. К тому же, они так забавно пугались этого требования…
А предложил мне кровь тот, от чьей нужно было отказаться, но я не сумел. Кто бы сумел, если дракон сам предлагает тебе его крови, не требуя чего бы то ни было взамен? Его кровь не насыщает меня, мне нужна человеческая. Еще я люблю кровь фейри. Но она – вкусная, настолько, что я еле заставляю себя оторваться. И когда касаюсь губами его запястья, меня бьет дрожь от восхищения и предвкушения, и от самого этого факта – он предложил сам! Мне! Он!
Кроме силы, чувствующейся в нем, дракон красив. А фейри падки на красоту. Он красив во всем. Внешне. В поступках. Он не оставил своего, когда его звали на шабаш.
А меня… меня не позвали. Я убежал в лес, чтобы никто не видел моих слез, но так и не смог заплакать. Кажется, я все-таки не умею этого делать. Но так только тяжелее переживать обиду. Я, принц без королевства, по-прежнему никому не нужен.
Дети обзывают меня то человеком, то вампиром, то еще как-то… Если бы не девочка, которая увязалась за мной, я ушел бы в лес, и больше не вышел к людям. Но она такая, ужасно похожа на свое прозвище, действительно как светлячок, маленькая, хрупкая, один только огонечек в темноте. Я побродил с ней. Потом тихонько ушел.
Это ничего, Светлячок, я просто устал от людей, да и утро было скоро. Я еще вернусь… наверное.


От игрока:
Если когда я был Энтрери, я прочувствовал весь этот ужас на себе, кошмарную атмосферу сошедшего с ума лагеря, то когда я вышел Даниилом, я видел то, что затмило для меня весь неадекват. Тех, кто играл, и играл хорошо. Боялся нечисти, делал глупости, стрелял, а потом осознавал с ужасом, что наделал, ложился спать для виду и сбегал через окно, а не игнорировал просьбы вожатых. Тех,которые при виде чего-то странного сначала ржали нервно, а потом убегали сломя голову. Которые увидев труп - впервые в жизни! - впадали в натуральную истерику.
Было многое. Дурные, неуместные, трагично заканчивающиеся, но очень детские шутки. Истеричное веселье, когда сначала выпили, и пытались веселиться, и даже делать глупости, а потом нашли вполне настоящий труп, и смех стал истерическим, таким, что было жутко его слышать со стороны.. а потом осознавать то, что ты сам смеешься тоже. Было паническое "вы все это видите?" "что это?!!" и отступают. Были дети, перепуганные, растерянные. "Вы можете нам помочь? Мы же дети, мы всего лишь дети. Мы просто хотим выбраться отсюда". И я рад, что я видел все это, и не могу написать отчет, состоящий только из одних негативных впечатлений.
Благодарности поименно очень хочется написать, но, видимо, позже.

Комментарии
2010-08-23 в 16:48 

Izamira
Лети как ветер, падай как дождь, поднимайся как трава || Спаси и сохрани
Ллейру от меня особое спасибо. Той ночью Светлячок чувствовала себя опустошённой и потерянной. То её казалось, что её нечего больше бояться и она бестолково бродила в темноте одна (и чуть не нарвалась так на свою смерть в людском обличье), то ей начинало казаться, что она окружена страшными монстрами - людьми. А тут Ллейр: нечисть, ши, и при этом какой-то родной, тёплый. С ним спокойно, можно шутить и улыбаться, искренне восхищаться им, ибо он действительно красив. А ещё он, наверное, сильный, и сможет защитить... или же подсказать, когда нужно убегать. И он бродит один. Не хорошо бродить одному в такое время, это очень грустно. Вместе - гораздо лучше.

2010-08-24 в 00:10 

Tadana
самый опасный человек - тот, кто слушает, думает и молчит
эмс.. эмс

Андреас, ты не представляешь, как, КАК Умбры достали Яну-как-бы-типа-вожатую. у меня в жизни такие атас-дети, которые нифига не слушаются взрослых, встречаются не так часто. так что можете списать в ваш личный плюс -)) под конец просто плюнула и решила делайте что хотите, но если вас прибьет нечисть (а я знала, что она бродит) - я ничего скорее всего сделать и не смогу. а уж как хантеры пришли и сказали мне что они точно считают вас той самой опасной нечистью, от которой я за вас несколько боялась - так вообще выдохнула.
после того, как я стреляла в вас на крыльце медпункта - я так и не смогла поднять больше ни на кого оружия. по жизни не смогла. по игре тоже, до самой ночи субботы, пока не сошла с ума.
зато очень испугалась. мне и в голову не пришло, что ваше предложение поговорить - это предложение поговорить, а не предлог, чтобы прибить меня после этого самого крыльца.

с Даниилом у меня была паранойя, и я конечно была не права, что так и не нашла сил подойти и разбираться, чего это Вирна жива и что это за мальчик такой новый.
тупо отрицание и нежелание запихивать в голову бедной Яны еще какие-то проблемы. с моей стороны много "недо", это повод на будущее

зато знаю, что за Энтрери отомстили сполна
хоть и не тому, кто его убил. но за действия младших товарищей всегда старший отвечает, верно?

спасибо за игру =)) надеюсь, по жизни у тебя на меня не слишком много негатива, как по игре -))

   

Красное Озеро

главная